Суббота, 24 июля, 2021
Домой История любви «Мама плакала и умоляла отдать новорожденного ребенка в детский дом. Подумать только:...

«Мама плакала и умоляла отдать новорожденного ребенка в детский дом. Подумать только: это говорила моя мама!»

«Для моей семьи, где ни в одном поколении «такого не было», рождения больного ребенка стало настоящим ударом» История мамы особенного ребенка.

«Я забеременела в 2001 году, в 30 лет и считалась к этому возрасту вполне себе состоявшейся личностью, — рассказывает свою историю Мария. — Работала экономистом на крупном предприятии, сама скопила на машину и о детях, признаюсь, не мечтала. С отцом будущего ребенка у меня был головокружительный роман. Когда мы узнали о беременности, решили сыграть свадьбу. Пышную, с гостями со всей России, которые так задарили нас подарками, что мы через месяц купили себе квартиру.

Беременность протекала нормально, осложнений не было, так что почти до 36 недели я ездила на работу. Начальству обещала, что уже через полгода после рождения малыша продолжу трудиться, а ребенку найму няню. Но этим планам не суждено было сбыться.

Все началось неожиданно ночью за две недели до планируемой даты. И даже несмотря на то, что я договорилась с опытным врачом, за хорошие деньги, роды проходили очень сложно. Сама я чуть не умерла от потери крови, а вот сынишка появился на свет с целым букетом всевозможных заболеваний. Вскоре ему поставили диагноз: ДЦП.

Для моей семьи, где ни в одном поколении «такого не было», рождения больного ребенка стало настоящим ударом. Мама плакала и умоляла отдать его в детский дом. Подумать только – моя мама! Отец ее поддерживал. Свекровь и свекор отказались даже посмотреть на внука. Муж сначала плакал и повторял, что мы справимся, звонил друзьям, «нужным людям», но потом заявил, что «это испытание не для нас» и стал уговаривать отказаться от сына. В ответ я его выгнала.

Так, я осталась одна с моим Митей. Мне изредка помогали только пара подруг и иногда мама. Муж присылал какие-то копейки, а у меня самой не было сил подать на алименты. К тому же я боялась, что в ответ бывший потребует разделиться совместно нажитое имущество – квартиру, например. В итоге пришлось продать машину. Но деньги быстро закончились. Выйти на работу я не могла, когда Мите исполнилось три года, я была вынуждена уволиться.

Зарабатывать на жизнь стала курсовыми и дипломами для будущих экономистов, а еще вспомнила, что умею шить – бралась за ремонт одежды. Но денег все равно не хватало. Тогда я решила сдавать одну из комнат в своей «трешке». Дала объявление, указав, что приму в квартиранты только девушку.

Вскоре комнату пришли смотреть две девушки-двойняшки. Обеим лет 20 было, не больше. Сказали, что работают посменно на рынке, продают овощи и специи. Мне показались они добродушными. В общем, пустила их к себе домой.

Девчонки оказались чистоплотными и настоящими кулинарами. Такие шедевры на кухне делали, передать не могу. И меня с Митей всегда угощали. Потом я стала иногда оставлять с ними сына – на час, а иногда и больше. А сама записалась на курсы — освоила массаж и маникюр. Стала принимать на дому клиентов. Появились деньги.

А однажды девчонки объявили, что у них день рождения и спросили: можно ли пригласить к нам их брата. Мол, посидим небольшой компанией, отметим. К тому времени я давно не была на днях рождениях, поэтому согласилась. Так и познакомилась с Каримом.

Он младше меня на шесть лет, но сразу показался очень приятным в общении: воспитанный, обходительный, с чувством юмора. Работал тоже на рынке вместе с сестрами, но при этом с ним можно было обсудить старые добрые фильмы. Вообще ничего у нас такого общего не было, но мне он приглянулся. Я стала разрешать своим квартиранткам приглашать его в гости, и с радостью встречала его даже тогда, когда их не было дома.

Так мы стали встречаться. Больше всего меня поразило то, как он принял моего особенного ребенка. С такой заботой, как будто это его малыш. Играл с ним, носил на руках. В его глазах я не видела того страха и неприязни, как у моих родных.

Когда я сообщила маме, что выхожу за Карима замуж, она стала отговаривать. Зять ей не приглянулся. Но мне было плевать. Мы просто перестали общаться.

С тех пор прошло 16 лет. Теперь у меня свой маленький салон красоты, который мы открыли с мужем. Есть постоянные клиенты, работы хватает. Мы вместе прошли через многие трудности, особенно это касается воспитания Мити. Сын так и не встал на ноги, он в инвалидной коляске, но делает удивительные работы из дерева и пишет стихи. Мы им гордимся. И слава богу, что Дима получает настоящую отцовскую любовь и внимание.

С родителями я так и общаюсь. Знаю, что не так давно моя бывшая свекровь перенесла инсульт и теперь прикована к кровати, а ее сын – мой бывший муж навещает ее крайне редко. А ведь Дима – это единственный ее внук, и она его так никогда и не видела.

Иногда мне больно оттого, что родственники не поддержали меня. С другой стороны, их поступок дал мне силы справиться со многими трудностями. Так что спасибо им».

Сейчас читают