Суббота, 24 июля, 2021
Домой Главное После гибели сына пенсионерка в одиночку растит двоих внуков

После гибели сына пенсионерка в одиночку растит двоих внуков

Героиня этой истории просит изменить в статье ее имя и имена внуков, да и вообще всех ее родных, чтобы лишний раз не делать детям больно. Однако и ей, и ребятам очень нужна помощь, и о беде, которая случилась в этой семье, просто невозможно молчать.

В тот день, 31 декабря 2019 года, 66-летняя Вера Ивановна проснулась с плохим предчувствием. Вот бывает же так: все вокруг готовятся к празднику, а у нее – сердце не на месте. Сын в этот день всегда приезжал из Москвы в родное село: отметить Новый год с родителями и детьми, которые временно жили у бабушки с дедушкой. Вот и в этот раз собирался. «Да только лучше бы не сегодня», — думала Вера Ивановна, наблюдая, как в окно стучит то дождь, то снег. Погода явно не располагала к дальней дороге.

Не выдержав, пенсионерка набрала номер сына: «Давай, не поедешь, без тебя отпразднуем. А как погода наладится – встретимся». Тот не дал однозначного ответа, но Вера Ивановна понадеялась, что все-таки прислушается к ее словам.

Петр переехал в Москву недавно. До этого трудился в Рязани, и жизнь как-то не ладилась. Первый брак, в котором родился его старший сын, разрушил роман с молоденькой девчонкой. Та официальной женой так и не стала, но родила от Петра двоих детей – Катю и Егора. У мальчика оказались проблемы со здоровьем, но у мамы были другие интересы. Так что детьми занималась бабушка. В итоге они с мужем увезли сначала внучку, а потом и внука в деревню, чтобы ребята дышали свежим воздухом.

Отношения с несостоявшейся невесткой складывались нелегко. Маленького Егора женщина то отбирала у бабушки и увозила в Рязань, не давая общаться с ребенком, то соглашалась, чтобы та его воспитывала и бесследно исчезала. В итоге пенсионерка стала добровольным опекуном своих внуков – это, когда несешь за детей ответственность, но денег никаких не получаешь. Петр в это время нашел работу в столице. Дела пошли в гору, наладилась и личная жизнь.

Вскоре он расписался с Ольгой, и даже собирался забрать детей к себе. Было только одно «но»: официально он не являлся отцом ни Кати, ни Егора – при регистрации детей Алена, их мать, попросту отказалась указывать этот факт. По словам Веры Ивановны, женщина предпочла считаться матерью-одиночкой, хотя для семьи Петра это было непонятно.

— Сначала сын переживал. Знаю, что даже на коленях просил записать его в свидетельствах о рождении, — делится воспоминаниями Вера Ивановна. – Но потом, когда нашел работу в Москве, решил, что так будет лучше. Деньгами он ребятам помогал, а Алена, которая не жила с детьми, не могла подать на алименты. Но после женитьбы на Ольге все изменилось. У той тоже ребенок от первого брака, и Петя думал, что и его дети должны быть вместе с ним. Незадолго до Нового года он направил в суд заявление о признании его отцом Кати и Егора. Я была счастлива и видела, что Петр окрылен.

До Нового года-2020 оставалось часов 12. Вера Ивановна собиралась дойти до магазина, купить торт, как услышала: возле забора остановилась машина. Сердце застучало: неужели сын? Петр выскочил из машины и с улыбкой направился к дому, хотя каждый шаг давался ему с трудом: последствия недавнего перелома.

— Они с Ольгой столько подарков привезли, столько вкусностей – не передать! – вспоминает Вера Ивановна. – Думала, посидим за столом, отметим, а Петр ошарашил: сказал, что забирает Катю в Москву, а через пару дней привезет обратно. Ехать решили немедленно, пока не стемнело. Мне эта идея сразу не понравилась: столько машин, пробки, слякоть, да и Ольга совсем недавно за руль села! Умоляла их остаться и поехать на следующий день. Кстати, и Катя не хотела, уж настроилась Новый год здесь встречать. Но Петр стоял на своем. Намекнул девочке, что приготовил ей хороший подарок. Мне на ухо шепнул: «Как куранты пробьют – вручу Кате золотую цепочку». В итоге она согласилась.

Взволнованной маме сын пообещал, что доберется до Москвы часам к четырем дня – еще светло будет – и сразу позвонит. Женщине ничего не оставалось, как обнять его и попрощаться.

— А, начиная с 16:00 я стала поглядывать на мобильник, все ждала звонка, — вспоминает Вера Ивановна. – Но и в пять вечера Петя не позвонил, а в шесть я сама набрала его номер. Гудки шли, а он все не отвечал. Я стала волноваться и позвонила Кате. Мне ответил мужской голос – я решила, это Петр и сказала: «Что же ты не звонишь? Доехали? Все хорошо?» Но услышала: «Это из полиции. Тут авария».  Я растерялась: «Что-то с машиной? С ними-то все в порядке?» Мне ответили: «Все трое мертвы». Больше на том конце говорить не стали, но и телефон не отключили. Я слышала звуки сирен, какой-то скрежет, а дальше….

А дальше в интернете Вера Ивановна нашла сводку ГИБДД: иномарка, в которой ехали ее родные, выехала для обгона на встречную полосу и влетела в КАМАЗ. Легковушка в считанные секунды превратилась в груду металла.

Уже потом старший внук Веры Ивановны сообщил, что Катя выжила, но находится в больнице в тяжелом состоянии. Врачам и медсестрам детской городской клинической больницы №9 имени Сперанского удалось сделать практически невозможное. Добраться до нее удалось лишь к утру. У девочки были многочисленные травмы и переломы, в том числе закрытая черепно-мозговая травма, закрытая травма груди, двусторонний ушиб легких, открытый перелом правой бедренной кости со смещением и многие другие. Ребенку предстояло длительное лечение и операции.  

Тем временем, безутешной пенсионерке надо было решить вопрос с похоронами. Ее муж после случившегося находился в шоковом состоянии и наотрез отказался верить в смерть сына. Родственники погибшей Ольги просили похоронить его вместе с женой – в Московской области.

— Но как я в таком возрасте буду ездить на кладбище? – разводит руками Вера Ивановна. – Ни здоровья, ни сил. Попросила их похоронить Ольгу у нас, под Рязанью. Но и у нее уже все пожилые. Пришлось хоронить на разных кладбищах, в разных городах. Надеюсь, Петя и Оля простят нас за это. А хоронили их в закрытых гробах…

Вера Ивановна не перестает повторять, что она очень благодарна односельчанам, которые, несмотря на новогодние праздники, собрались и помогли с похоронами – и с организацией, и со средствами, и проведением. Ведь у шокированных супругов попросту не было на это сил.

Отец погибшего Петра так и не оправился от горя. Говорил о сыне, как о живом, ни разу не сходил на кладбище. И года не прошло после аварии, как умер и он. А все хлопоты о детях легли на плечи пожилой женщины.

Но, несмотря ни на что, Вера Ивановна решила завершить дело сына: добиться установления его отцовства. Ей предстояли многочисленные поездки в Рязань, хождения по кабинетам. Но ради внуков и памяти сына женщина была готова на все. Пенсионерка собрала все необходимые документы, и процесс пошел… Так, Катя и Егор официально стали детьми своего отца. Увы, покойного.

— Конечно, это не только моя заслуга, — говорит Вера Ивановна. – Спасибо и благотворительному фонду «Мы вместе», и объединению «Мир семьи», и Уполномоченному по правам ребенка Анжелике Евдокимовой, и Екатерине Мухиной, которая ранее занимала эту должность – ей я позвонила на сотовый прямо 1 января, и она тут же откликнулась на нашу беду. Спасибо нашей районной администрации, которая оказала финансовую помощь, да и вообще всем, кто не остался в стороне… Я благодарна учителям Даши, которые после школы приходили к нам домой в любую погоду, добираясь по бездорожью в наше село, чтобы провести с девочкой занятия. Благодаря им внучка не отстала от школьной программы. Теперь я мечтаю перевезти ребят в райцентр. Кате с Егором постоянно нужна медицинская помощь, а возить их в моем возрасте по врачам из нашего села тяжело. Да и как жить там, где навсегда простилась со своим сыном? 

Екатерина Сенина, Рязань.

Сейчас читают