Понедельник, 22 апреля, 2024
ДомойГлавное«Однажды я взлетел с пятью пассажирами, а вернулся – с шестью»

«Однажды я взлетел с пятью пассажирами, а вернулся – с шестью»

Директор областного аэропорта Протасово Александр Шуриков о своих тридцати тысячах часах в небе.

В семье моего собеседника никто не был летчиком. Он родился в 1959 году в селе Льгово Рязанского района и стал четвертым, младшим ребенком. Его отец, воевавший в годы Великой Отечественной войны на Дальнем Востоке, был  строителем, а мама трудилась на ферме. Ничего необычного.

При всем при этом Александр уже с ранних лет, как и многие мальчишки, грезил небом. Но если с возрастом большинство оставляет мечту стать летчиком в прошлом, то Шуриков твердо решил воплотить ее в жизнь. Попробовать небо на вкус удалось во время срочной службы. Александр попал в рязанский авиационный учебный центр, где и принял присягу.

Первые полеты были на Л-29. Это двухместный учебный тренировочный самолет. Александр Иванович свой первый самостоятельный полет без инструктора помнит так, будто он был вчера. Как оторвался от земли, как поднялся ввысь и осмотрел окрестности. Как колотилось сердце от счастья, а в голове звучали строки из тогда популярной советской песни «Есть одна у летчика мечта – высота!». Через какое-то время Александр уже стал летать на боевом истребителе МиГ, что говорит о его высоком уровне подготовки.

В 1979 году Шуриков демобилизовался в звании младшего лейтенанта и через некоторое время поступил в Сасовское летное училище гражданской авиации.

– Летная студенческая жизнь – это, можно сказать, лучшая часть моей жизни, – говорит Александр Иванович. – Там я летал на самолетах Як-18 и Л-410. Главное, что я там встретил друзей, с которыми мы дружим до сих пор. И каждый год отмечаем свой профессиональный праздник.  «Студенчество» я закончил в 1983 году, и меня распределили на Дальний Восток, в Хабаровский край. Там я уже работал в качестве профессионального летчика. А еще получил высшее образование. Окончил самолетно-строительный факультет политехнического института в Комсомольске-на-Амуре. Так что по профессии я инженер-конструктор.

В Хабаровском крае мой собеседник занимался перевозками. Возил как пассажиров, так и грузы. Один раз в 80-х это была целая гора меха. Тогда самолет был забит до отказа шкурками соболя, белки, лисицы, зайца, ондатры и норки. По словам собеседника, он в первый и последний раз видел столько пушнины –  результат промысла. Местные охотники так зарабатывали себе на жизнь. А ему надо было отвезти пушнину на комбинат по переработке.

Во время разговора я вспомнил про фрагмент моего любимого фильма Александра Рогожкина «Особенности национальной охоты». Там корову везли в бомболюке. Я спросил у Александра Ивановича, не перевозил ли он коров? Летчик ответил, что коров уж точно нет, а вот северных оленей возил, было дело.

Так, день за днем, Александр Иванович повидал весь Дальний Восток, в основном на самолете Л-410. Были и регулярные рейсы, например из Комсомольска-на-Амуре в Хабаровск и обратно или во Владивосток. Иногда в одну сторону возил грузы, в другую – пассажиров. А помимо основной деятельности, Шуриков стал еще и инструктором – готовил новых пилотов на самолет Ан-38.

Я попросил Александра Ивановича вспомнить о самом ярком случае в тот период.

Конечно, такой есть, – сказал он.

Шурикову и его напарнику не раз приходилось перевозить беременных женщин, и до поры до времени эти рейсы проходили без приключений. Но не в тот раз. Из села Нелькан Хабаровского края был вызов: роженицу нужно срочно отправить в родильный дом, медлить нельзя. Летчик смог посадить самолет в населенном пункте, принять на борт саму женщину, ее близких, местного врача и благополучно взлететь. Но когда железная птица набрала высоту, ребеночек внезапно решил появиться на свет. Роды произошли прямо на глазах у потрясенных летчиков. Хорошо, что рядом с женщиной был медик, который, сохраняя спокойствие, сделал все как надо. Самолет потом посадили в Комсомольске-на-Амуре.

Шуриков признается, что безумно полюбил Дальний Восток. Он там научился охотиться, пристрастился к рыбалке. И это не удивительно, ведь Амур – щедрая река. Тайменей он ловил по 35 килограммов. Ловил и хариусов. А какая вода в горных реках… Чистейшая! Пьешь и не можешь напиться. А как богата природа: кедровые орехи, грибы, брусника. Всего в изобилии, так и идет само в руки. Но ему пришлось на время покинуть этот благодатный край.

В начале 2000-х я поработал за границей, в Малайзии, – вспоминает летчик. – У нас был контракт от авиакомпании на Дальнем Востоке. Мы тогда перевозили  пассажиров и грузы на самолете Ан-38. В Малайзии я прожил два года. А еще, помимо перевозок, я учил там малазийских летчиков. Говорили мы на английском языке.

Не просто было освоиться в стране, где всюду иностранная речь, никогда нет снега и всегда жарко. Да и тоска по родине не отпускала. Но от этого всегда помогала отвлечься работа. Александр Иванович повидал не только Малайзию, но и Индонезию, Филиппины, куда ему пришлось летать. А еще он занимался аэрофотосъемкой над Сингапуром.

Кстати, в Малайзии с Александром Ивановичем произошел еще один случай из серии «захочешь – не забудешь». В диспетчерскую сообщили, что в Южно-Китайском море терпит бедствие большой пассажирский корабль. А где именно – неизвестно. И, чтобы помочь утопающим людям, летчики сели в кабины самолетов, включая Александра Ивановича, и начали искать этот лайнер. Именно Шуриков нашел место кораблекрушения – за 500 километров от берега – и дал диспетчерам точные координаты. Александр Иванович говорит, что все выглядело прямо как в фильме «Титаник». Разве что люди не плавали в воде. Пассажиры и команда корабля ждали помощи в спущенных на воду шлюпках и лодках. После сообщения от нашего пилота о точных координатах их вскоре подобрали суда, оказавшиеся в момент катастрофы поблизости.

Кстати, в Малайзии пилот возил диких обезьян. Правда, они были в клетках, иначе эти зверьки могу устроить все что угодно. Они были предназначены для зоопарка.

Перебравшись обратно в Россию, Шуриков стал работать в Хабаровске в управлении гражданской авиации и дослужился до заместителя начальника. Там он осваивал и новые самолеты, такие как Ан-12 – четырехмоторный борт, Ту-214 и Ту-204, окончил академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. А затем стал генеральным директором одной авиакомпании.

Со со своей будущей женой Олей Шуриков познакомился еще в ранней молодости. Супруга Александра Ивановича родилась в Рязани в военном городке Дягилево. Когда она училась в медицинском институте, ее, как и других студентов, отправили на картошку в Пителинский район. Александр, курсант летного училища, тоже оказался там. Увидели друг друга, полюбили и с тех пор не расставались.

– Мы решили сыграть свадьбу в 1983 году, – рассказал мой собеседник. – Отмечали торжество в моем родительском доме. Через год у нас родился сын. Кстати, он не захотел пойти по моим стопам. Стал программистом. 

После ухода на пенсию Александр Иванович и его супруга решили вернуться в Рязань,  где живут все дорогие их сердцу люди: родные и друзья-пилоты. Переезд произошел в марте 2018 года. Но Александр не хотел быть просто пенсионером. Ведь силы есть, а главное, желание. И товарищи предложили ему новую работу – должность директора государственного аэропорта Протасово, который находится в 20 километрах от Рязани. Он был построен на базе бывшего военного аэродрома. Шуриков согласился, с тех пор здесь и трудится. Кстати, под его руководством сейчас работают выпускники его родного Сасовского летного училища.

На территории этого аэропорта базируются санитарные вертолеты, благодаря которым больных доставляют в Рязань из самых отдаленных уголков нашей  области. Для этих вертолетов возле Областной клинической больницы построили специальную вертолетную площадку. А когда начинается пора лесных пожаров, самолеты с Протасово летят на поиски очагов пожаров и направляют технику и огнеборцев на их тушение.

И во время разговора собеседник сообщил, что каждый нормальный человек все равно боится высоты. Он вспоминал, как на Дальнем Востоке обрывал кедровые орешки. Бывало, заберешься на тридцатиметровое дерево, и все было страшно. Вообще человек должен обладать чувством страха. Если он ничего не боится, значит, он больной.

А вы сейчас не хотите сесть за штурвал самолета? – спросил я в конце нашего разговора.

За свою жизнь я налетал уже тринадцать тысяч часов, – сказал в конце беседы рассказчик. – Освоил десять типов самолетов. То есть 35 лет я прошел за штурвалом. Так что, можно сказать, налетался. Но я бы никогда не хотел поменять свою профессию. Наверное, это и есть счастье. Вот видите, я начал летную жизнь в Рязани и спустя многие годы опять вернулся сюда и продолжаю работать в авиации.

Николай СКРИПКИН

Сейчас читают