Понедельник, 24 января, 2022
Домой Главное «Делать то, что делали мои предки – гордость для меня». Пчеловоды Кучаевы...

«Делать то, что делали мои предки – гордость для меня». Пчеловоды Кучаевы – о семье и меде

Пчеловодство – это одна из многих отраслей сельского хозяйства. Мед – очень ценный продукт. Его не только любят ценители сладкого: он еще активно используется и в медицинских целях. Я общался со многими специалистами в этой сфере, но все они были, как говорится, пчеловоды в первом поколении. А мне хотелось написать о целой династии настоящих пчеловодов. И вот совсем недавно в беседе знакомая рассказала мне, что в Чучковском районе есть семья Кучаевых.  И они занимаются пчеловодством, и их предки занимались тем же самым делом. Я быстро нашел в соцсети «ВКонтакте» Юрия Кучаева и рассказал ему о своих планах. Собеседник был не против пообщаться, но сразу предупредил, что главным в их семье пчеловодов является отец, которого зовут Юрий Алексеевич.

Мы договорились встретиться в Чучкове в выходные, и уже в воскресенье я подъехал к дому Кучаевых. Меня уже ждали. На столе на кухне стояли чай и разные сладости. И, естественно, отдельное место в объемном блюдечке занимал мед. Тот самый с пасеки. Мы удобно уселись, и Юрий Алексеевич и Юрий Юрьевич начали мне рассказывать о деле всей своей жизни, ну и, конечно, о себе.

— Родился я в деревне Земледелец Чучковского района в 1965 году, — начал Кучаев-старший. – Еще у моего деда была своя пасека. Я его застал. Она небольшая, около двадцати ульев. Но это были не ульи в современном понимании. В лесу находили дупло, привозили его и заселяли туда пчел. Кстати, дедушка мне рассказывал, что 1941 год был очень медовым. А по легенде, если много грибов или меда – это к войне. В общем, я с детства начал работать на пасеке. У нас сначала шел огород с овощами, потом с картофелем. А затем начиналась пасека.

После смерти деда эстафету пчеловода перенял отец Юрия. Но в конце 70-х годов случилась беда: пчелы начали массово гибнуть. У них был варроатоз — одно из самых распространенных и опаснейших паразитарных заболеваний. К счастью, через несколько лет пасеку все же удалось восстановить.

— Рос я обычным мальчиком, — продолжил рассказчик. – В школу ходил в село за 8 километров. А потом пошел служить в армию. Служба проходила в Ставропольском крае в городе Изобильный. Был связистом. Там я и познакомился со своей будущей женой Светланой. Она была студенткой из Белоруссии из города Могилева. Встретились случайно на улице. Стали видеться и поняли, что любим друг друга. И вот с тех самых пор не расстаемся.

На дворе стоял 1987 год. Юрий увез Светлану в Чучковский район. Там и сыграли свадьбу.

— На праздник к нам приехали и Светины подружки из Могилева. Они такие тихие были. Никогда матных частушек не слышали. Но у нас была самая настоящая свадьба, с частушками, — шутя, сказал Юрий Алексеевич.

И почти сразу после торжества молодожены уехали на родину Светланы в Могилев. Однако Юрий никак не мог привыкнуть к городской жизни. Жена понимала мужа, и они оба приняли решение после полутора лет жизни в Белоруссии уехать в Чучковский район.

По словам собеседника, поначалу его супруге было непросто привыкнуть к деревенской жизни. Она все-таки городская. Но постепенно Светлана стала самой настоящей сельчанкой и во всем поддерживает мужа. В этом браке родились два сына Юрий и Алексей.

— Пасека у нас в Земледельце, а дом в Чучкове, — уточнил глава семьи. – Сейчас Земледелец – это мертвая деревня. Кроме пасеки и дома, в котором я родился, больше ничего нет. Дом я отделал, правда. Поставил в нем настоящую русскую печь. Я днями пропадал на пасеке, а жена оставалась дома с детьми. Потом и ребята стали со мной заниматься пчелами.

— Наша пасека – это то место, где мы, можно сказать, росли с братом, — вступил в разговор Кучаев-младший. – Каждое лето, как только начинались каникулы, батя забирал нас сюда. И мы ему до осени помогали. Он с самого детства прививал нам любовь к пчелам.

На вопрос, часто ли вас кусают, Юрий Алексеевич отметил, что это уже в порядке вещей. Если 20-30 пчел укусят сразу, то это нормально. Настоящие пчеловоды должны быть к этому привычные.

— У нас один случай был забавный, — вспомнил он. – Один батюшка хотел купить пчел среднерусской породы. Приехал сам за рулем на Газели, в рясе. Все как положено. Стали выбирать. К одной пчелиной семье подходим, и как они на нас накинутся. Причем, раньше такого никогда не было. Еле убежали. Скрылись в зимовнике. А пчелы продолжали наводить хаос по пасеке. Потом успокоились, и вернулись в улей. И батюшка такой выдал: «Слава Господи, а то я думал, что они у вас не злые. Настоящие среднерусские пчелы и должны быть именно такими». В итоге, пчел он купил.

Сейчас на пасеке у Кучаевых около 200 ульев. Дорога туда ведет грунтовая. Летом можно проехать только на УАЗике, зимой – на снегоходе, весной – на тракторе или квадроцикле. Но без любимого дела Юрий Алексеевич уже не может и ни на что бы его не променял.

А в 90-х эти насекомые, если так можно выразиться, спасли Юрию жизнь. У него разболелась спина. Потом начала отказывать нога. Ничего не помогало. А еще начиналась весна, а пасека осталась без хозяина. И в гости к Кучаевым приехала родственница из Москвы. Она и посоветовала Юрию лечиться с помощью пчел. Пчела должна была ужалить в болевую точку на спине. Причем дозы укусов нужно было повышать с каждым днем. Сначала один, потом два и так до 15. Но хватило 12 дней, и спина у сельчанина прошла.

И, конечно же, я не мог не спросить у пасечников еще об одном. Ведь многие пчеловоды жалуются, что в последнее время из-за обработки полей химикатами стали гибнуть пчелы.

— Это действительно большая проблема, но нашей пасеки она не коснулась, — говорит Юрий Алексеевич. – Она находится в лесу. Наши пчелы не контактируют с полями, потому что поля находятся за 10 километров. У нас настоящий экологически чистый мед. Он трех сортов: липовый, цветочный и гречишный. Липовый самый вкусный и ароматный, поэтому он и считается самым дорогим. Сейчас наша пасека, слава Богу, развивается. Сыновья помогают. И, кстати, среди меда в продаже много подделок. Если говорят, например, что это специальный сорт со вкусом шоколада, то туда явно добавили какие-то ароматизаторы. Так что будьте осторожны.

— Мы мед продаем не только в Рязань и Москву, но и в другие страны, — добавил Юрий Юрьевич. – Отправляли в Белоруссию, Казахстан, Израиль. А в сентябре этого года были в Москве на выставке. Там проходил фестиваль Спасская башня. И там выступали три военных оркестра из Катара (государство на Ближнем Востоке). И они, можно сказать, у нас весь мед раскупили. Потом мне писал один из этих музыкантов, просил прислать им мед. Но доставка, к сожалению, выходит дороже стоимости товара. Поэтому пока порадовать катарских музыкантов не получается.

У Кучаева-младшего и его супруги есть маленькая дочка. И мечта Юрия, чтобы она пошла по его стопам и по стопам деда. Он искренне желает, чтобы она не бросала дело всей их жизни.

— Делать то, что делали мои предки, получать полезный для здоровья, экологически чистый продукт – гордость для меня, — сказал в конце беседы Юрий Юрьевич, — Главное, мы любим пчеловодство и любим мед. А ничего вкуснее меда нет.

Николай СКРИПКИН, Чучковский район

Сейчас читают